Фриденсрайх Хундертвассер
Ф И Л О С О Ф И Я
М а н и ф е с т ы,  в ы с т у п л е н и я,  э с с е
Японские гравюры на дереве и я, 1977
Japanische Holzschnitte and ich /
Japanese Woodcut-Prints and I
     
  В первый раз я столкнулся с японской гравюрой в Италии, когда я путешествовал автостопом с друзьями: я увидел дожди Хиросиге, я увидел, как какие-то крестьяне гуляют с зонтами под дождем, я увидел гравюры Хокусая с видами горы Фудзияма на заднем плане, с облаками, водой и волнами – и это произвело такое глубокое впечатление на меня, что решил в будущем заняться гравюрами.

Я сразу же сделал несколько эскизов для обрезных гравюр – это было в 1950 году. Их изготовление заняло много времени; десять лет спустя, когда я был в Токио, я впервые смог пообщаться с японскими резчиками, и это было так сложно – убедить их в необходимости совместной работы с европейским художником, потому что они очень ревниво относились к своему искусству, и это было правильно.

У нас в Европе тоже были гравюры на дереве, но они были очень грубыми и неотесанными, как крестьяне с плохими манерами, и большинство их было одноцветными, черными. Несмотря на то, что традиция деревянной гравюры существовала в Австрии на протяжении столетия, эти гравюры были имитациями, возникшими под влиянием японских гравюр на дереве.

Во всяком случае, у меня была возможность работать вместе с японскими резчиками и печатниками, это было, как будто моя работа попадала в новое измерение, в нечто гораздо более ценное и точное, чем то, что я испытал, работая в других техниках – литографии, шелкографии, офорте и гравюре.

Японские гравюры на дереве вызывают некое очень легкое и восхитительное впечатление, кажется, что они плывут по воздуху, производя ощущение того, что вы смотрите на акварели. Япония это мировая вершина гравюры на дереве. Когда я думаю о Японии, и когда множество людей думают о Японии, они думают о Хокусае и Хиросиге.

Во-первых, потому что это Япония и потому что так жаль, что это искусство умирает и что мастера-резчики и мастера-печатники не имеют учеников. Я надеюсь и верю, что работая вместе с японскими резчиками, я чуть-чуть помог обретению новых плодов для этого благородного искусства, чтобы оно могло выжить и получить другое измерение.

Я пошел дальше, я не только попросил японских резчиков копировать мои живописные работы, но я изменил свой дизайн собственной работы, которая затем была вырезана и напечатана, таким образом, поздние гравюры это оригинальные работы, которые были созданы по этому процессу, но они – предметы искусства. Но я должен сказать, что все японские гравюры на дереве, даже если они являются, так сказать, копиями оригинальных работ, они не могут быть никогда названы репродукциями, потому что в технике японской гравюры существует три мастера, которые работают вместе и не понятно, кто из них самый важный – есть художник, есть резчик, есть печатник, и все эти три человека сотрудничают бок о бок, чтобы произвести и создать шедевр, и именно это объясняет, почему все три мастера должны и имеют оттиски своих собственных клейм, свой собственный штамп на завершенной гравюре. Мастер-резчик иногда существенно изменяет оригинальный дизайн. Для того, чтобы перевести его на гравюру, он изменяет линии и придает им иную гармонию.

Я очень счастлив и очень горд тем, что это стало возможным для меня, так как я считаю, что был первым западным художником, получившим возможность работать вместе с японскими резчиками и печатниками, и я надеюсь, что не обманул их. Я надеюсь, что в моем стиле есть что-то восточное, так что всего лишь маленький шаг отделяет меня и Японию, потому что, я полагаю, было бы сложно гравировать на дереве, например, картины таких мастеров как Рембрандт и Рафаэль. Для этого нужен кто-то, чье искусство ориентировано на Восток.

Это как летающие семена одуванчика, которые летают через моря, они летают для того, чтобы произросли новые одуванчики. Облака летят сюда, а они летят туда и они летят за моря. Они летят через Тихий океан, Америку и Атлантику. Они пускают корни вдали от своей родины, а их новые семена летят обратно. Это то, чем я хотел бы быть. Я хочу вернуться в Японию плодом замечательного СЕМЕНИ Японии, выращенного в мире, и деревом, поднявшимся за это время и изменившим цвет и форму. Это моя благодарность и мое благодарение Японии. Я надеюсь, что они будут приняты.
Фриденсрайх Хундертвассер. Тематический указатель манифестов, выступлений, эссе. Искусство
Фриденсрайх Хундертвассер. Тематический указатель манифестов, выступлений, эссе. Поэзия – Проза – Поэмы – Рассказы – Романтизм
Фриденсрайх Хундертвассер. Тематический указатель манифестов, выступлений, эссе. Техника и материалы: живопись, графика, гравюра по дереву, монеты, штампы, гобелены
     
 

Написано в 1977 году
(сразу на английском языке).

 
  © 2009 Hundertwasser Archive, Vienna
© Перевод на русский язык. www.hundertwasser.ru, 2010
 
     
 
С В Я З И   –   П Р И К Л А Д Н О Е   И С К У С С Т В О.   К Н И Г И

David Kung. The Woodcut works of Hundertwasser 1960-1975 (1978)В 1978 году была издана книга David Kung. The Woodcut works of Hundertwasser 1960–1975. Книга состоит из 114 страниц, на которых представлена полная коллекция японских отрезных гравюр (ксилографий), выполненных Ф. Хундертвассером до 1975 года включительно. В 1977 году Ф. Хундертвассер написал для этой книги вступление “Японские гравюры и я”.

 
     


The displayed works of art are protected under copyright law. In particular, it is not permitted to reproduce, to alter, to print or to publish these works of art.
Violations will be prosecuted according to civil and criminal law.

© www.hundertwasser.ru, составление и перевод, 2008–2017
Напишите нам. E-mail: